Добро пожаловать на наш блог!

07.01.2014

Грузия в плену стереотипов

"Я очень боюсь, что наступит время, когда мы все поймем: Саакашвили был прав", - заявил на днях один из самых непримиримых противников президента Саакашвили, государственный министр по примирению и гражданскому равноправию Паата Закареишвили. До нового года его должность называлось "госминистр по реинтеграции". Однако Закареишвили настоял на смене названия, поскольку считал, что именно из-за неприемлемого названия официальные представители Абхазии и Южной Осетии отказываются вести с Грузией прямые переговоры без посредничества России. Название сменили на более нейтральное, а прямых переговоров как не было, так и нет. "Получается, что реально абхазы и осетины ничего не решают, за них решает Россия, а Саакашвили может оказаться прав в том, что диалог надо вести только с Москвой", - объяснил госминистр. 
То есть, по его логике, абхазы и осетины горят желанием вести прямой диалог с Тбилиси, но сами принять такое решение не могут. Значит, вести прямой диалог им запрещает та же Москва.

Некоторые российские наблюдатели восприняли последние высказывания Закареишвили как ужесточение риторики официального Тбилиси. Вернее, возвращение к конфронтационной риторике прошлых времен. Но справедливости ради отметим, что Паата Закареишвили, на самом деле, не сказал ничего нового - он лишь повторил все то, что неоднократно озвучивал в течение всего периода пребывания во власти: "Урегулированию конфликтов в Абхазии и Южной Осетии мешает Россия, не желающая допустить прямого диалога между Тбилиси и регионами, провозгласившими независимость еще в начале 1990-х. И если бы не "палки в колеса", вставляемые Москвой, диалог уже шел бы полным ходом".
Почему бы Москве не поддержать такой диалог? "Потому, что она тем самым наказывает Грузию за стремление подписать договор об ассоциации с Европой", - считают в Тбилиси. Получается, что если Грузия, вдруг, откажется от подписания упомянутого договора, то из Кремля в Сухуми и Цхинвали тут же будет направлен четкий сигнал начать прямой диалог с Грузией без предварительных условий. А то и начнется рассмотрение разных форм конфедеративного союза между Грузией, Абхазией и Южной Осетией.
Схематично, но очень показательно: именно в такой парадигме традиционно рассуждают не только Закареишвили но и абсолютное большинство грузинских политиков и экспертов. Причем вне зависимости от их пророссийской или прозападной ориентации: субъектами являются Россия и Грузия; а Абхазия и Южная Осетия – лишь объекты, они не способны вести собственную игру и будут делать то, что им прикажут из Москвы.
Удивительно, но за десятилетия после потери бывших автономий, эта парадигма не претерпела ни малейших изменений и до сих пор мешает здравому осмыслению фундаментальных проблем. На самом деле, если даже Грузия и откажется от евроассоциации или вступит в Евразийский союз, ничто и никто не сможет заставить Сухуми и Цхинвали действовать вопреки интересам осуществления собственного проекта независимой государственности, в том числе возвращения грузинских беженцев, не говоря уже о статусных вопросах.
Доказательство верности этого тезиса - все 1990-е годы, когда президент Шеварднадзе не заикался о НАТО, узаконивал российские военные базы сроком на 25 лет, назначал министров силового блока по рекомендации Москвы, но так ничего и не добился в деле "реинтеграции грузинского государства" именно в силу непримиримости абхазских и осетинских оппонентов территориальной целостности Грузии и их решимости отстаивать эту независимость в любом случае и в любой форме под лозунгом: "Если даже вы нас сдадите, мы не сдадимся!".