Добро пожаловать на наш блог!

18.02.2014

Особенности культуры

Общественный быт адыгов в XVIII — первой половине XIX века сохранял черты патриархально-родового уклада. Характерными чертами так называемого горского феодализма исследователи-инсайдеры называют патронимическую систему отношений, систему искусственного родства (аталычество, усыновление), гостеприимство, куначество, патронат, кровную месть.

Аталычество — социально институционализированная форма фиктивного родства, при которой устанавливались родственные отношения между двумя семья ми, основанные на воспитании одной из сторон ребенка из другой семьи (Смирнова, 1989. С.216). Происхождение и общественное значение аталычества не получило до сих пор полного и точного объяснения. В настоящее время аталыче-ство на Кавказе полностью изжито (Меретуков, 1991. С.105).


Усыновление — молочное родство, не имеющее никакого отношения к процессу воспитания. Акт усыновления состоял в том, что лицо, желавшее быть усыновленным каким-то из родов, под любым предлогом прикасалось к груди старейшей из женщин усыновляющего рода. С того момента усыновленный вступал в близкие родственные отношения со всеми членами рода. Браки между усыновленным и членами рода были запрещены (Меретуков, 1991. С.113).


Кровная месть уходит своими корнями в патриархально-родовой строй. Членам рода предписывалось защищать друг друга, мстить за убитого, оскорбленного родственника. За одним кровомщением следовала цепь кровомщений, длившаяся несколько поколений, даже столетий (Меретуков, 1991. С.115—116). Существовала отработанная процедура материальной компенсации за убийство родственника — плата за кровь.


Гостеприимство — один из древних общественных институтов адыгов, который в феодальную эпоху претерпел изменения и обрел новые функции. Гостеприимство играло значительную роль, удовлетворяя потребности всех социальных слоев. Обычай имел не только бытовое, но и политическое значение. В условиях феодальных междоусобиц, экономической и территориальной разобщенности горцев он был весьма необходим (кроме того, что путнику грозила опасность в чужих владениях, напрочь отсутствовала сеть гостиниц и постоялых дворов). Гостеприимство делало возможным сношения между аулами, народами. Гость находился под защитой хозяина (Меретуков, 1991. С.117).


Куначество — имеет общие истоки с обычаем гостеприимства, и тем не менее их нельзя отождествлять. Куначество является более поздним явлением. Кунаками становились люди (различных рода, племени или народа), между которыми существовали близкие, дружеские отношения. У адыгов при этом совершался специальный обряд: в чашу с брагой бросали золотые монеты, и кунаки пили из нее по очереди (Меретуков, 1991. С.119—120).


Патронат — более поздний тип куначеских взаимодействий, при которых отношения имели патрон-клиентелистский характер (отношения между людьми неравного социального статуса). Феодалы извлекали выгоду из куначества-патроната — взыскивали большую пеню с тех, кто наносил обиду их подопечному (Меретуков, 1991. С.122).


Почитание старших — важная составная обычного права. Принцип почитания старших был не только моральным, но и правовым. Преимущество в возрасте почти автоматически «снабжало» человека четко установленным морально-правовым иммунитетом. Человек, грубо, непочтительно обращающийся со старшим, сурово наказывался — вплоть до остракизма. Естественным продолжением почитания старших был культ предков (Бгажноков, 2001. С.285—286).


Адыгэ хабзэ (адыгский этикет) для адыгов — это больше, чем неписаный свод правил поведения, это — стиль жизни, философская система взглядов на окружающий мир, пронизывавшая всю жизнь каждого адыга, независимо от социального статуса. Сложность феномена адыгэ хабзэ заключается также в том, что этот свод законов регулировал каждый поступок любого человека в любой ситуации, будь это в быту или на войне. «Детализируя» все действия человека, адыгэ хабзэ не только регулировал поведение каждого человека, но и проникал в систему общественных институтов, способ производства, социальный строй, типы военной организации, принципы взаимоотношений адыгского общества с другими народами и т.д. Адыгэ хабзэ регламентировал отношение в том числе к рабам, врагам и военнопленным. Адыгэ хабзэ формировался как выражение внутреннего мира черкеса, начиная с древнего периода его истории, и всегда приспосабливался к новым социально-экономическим и политическим условиям. Можно предположить, что этикет окончательно сформировался в условиях феодальной Черкесии, где он в своем наиболее полном виде и оформился, хотя его возникновение берет свое начало из эпохи родовых отношений. Адыгэ хабзэ отражал такие важнейшие составные элементы адыгского этикета, как гостеприимство, куначество, аталычество, кровная месть.


Об адыгском этикете писали многие авторы, включая зарубежных путешественников и ученых (Гутов А.М., Мусакаев А.И., Мафедзев С.Х.). Но все они затрагивали только отдельные аспекты этой проблемы. Наиболее полно ее из адыгских авторов рассмотрел ученый, культурный антрополог Барасби Хачимо-вич Бгажноков в своей работе «Адыгский этикет», выпущенной в 1978 году (Бгаж-ноков, 1999). Б.Х. Бгажноков исследовал принципы общения людей по адыгскому этикету, отмечая, что «этикет — это прежде всего ядро, организующий центр традиционно-бытовой культуры общения. Обычно же под этим понимают форму поведения, обхождения, правила учтивости, принятые в каком-либо обществе» (Бгажноков, 1999).


Многие принципы адыгского этикета имели место уже в эпоху создания нар-тского эпоса, в сюжетах которого в той или иной степени они прослеживаются. Адыгский этикет, по мнению большинства адыгских исследователей, тесно связан с историей, точнее, он — его история, поскольку в нем отражены следы каждой эпохи истории. Рыцарское, уважительное отношение к женщине по адыгскому этикету выработано у адыгов еще в эпоху нартов. Однако основное ядро нартского эпоса относится к эпохе патриархата, что наложило отпечаток на адыгский этикет. Культом мужчины, особенно старшего члена семьи, рода, фамилии, общины — тхамады, пронизаны тексты нартского эпоса. Длительный путь, который проходит адыгейский этикет, во многом восходит не только к нартскому эпосу, но и к мифологии. Тем самым миф-эпос-этикет выступают как структурная целостность, выпестовывая адыгский этикет и адыгейскость в целом. Исходя из этого можно заключить, что адыгский этикет в своем становлении и развитии прошел три основных этапа или стадии: мифологическую, эпическую и собственно этикетную. Одним из основных постулатов адыгского этикета является традиционно-бытовая культура общения, коммуникативное поведение каждого человека независимо от его возраста и социального положения. Адыгский этикет предполагает, прежде всего, видеть в человеке самого человека, уважать в нем личность, если даже он — его враг. Именно благодаря адыге хабзэ религия у адыгов никогда не играла важной роли в жизни. Адыгский этикет выполнял социальные функции религии в жизни общества, возможно, в некотором смысле и являясь своего рода религией.