Добро пожаловать на наш блог!

23.12.2013

Беслан Кобахия: «Путь на построение независимого государства выстрадан абхазским народом, мы с него не свернем»

Вице-президент Международной академии духовного единства и сотрудничества народов мира Кобахия Беслан рассказал «Кавказской политике», за что платит Россия Абхазии, как оценивает абхазское руководство ситуацию в республике, и как можно получать блага Таможенного Союза не будучи его участником.

На Ваш взгляд, зачем России Абхазия?

Во-первых, существует задача обеспечения безопасности южных рубежей РФ. Как вы знаете, после того, как Абхазия была признана независимым государством, было заключено более 80-ти межгосударственных соглашений, среди которых есть соглашение о военном сотрудничестве между Абхазией и Россией.

Благодаря этому, Россия легально ввела в Абхазию свои войска, как, кстати говоря, поступают все сильные государства в мире. Разместила свои военные базы, которые выполняют две задачи: охрана нынешнего покоя абхазского населения и осуществление охраны южных рубежей территории РФ.

Не забывайте, что Грузия провозгласила свой выбор в сторону ЕС. Очень возможно, что они вступят в НАТО, в результате чего Альянс может приблизиться к России. И через признание независимости Абхазии Россия решила свои задачи в этом контексте.

Россия не платит за размещение своих военных в Абхазии, но оказывает серьезную финансовую помощь в восстановлении народного хозяйства Абхазии.

То есть фактически получается, все равно платит?

Да, честно говоря, я сторонник того, чтобы называть вещи своими именами. Но лучше было бы, как мне кажется, заключить соглашение между Абхазией и России и регламентировать все эти вопросы. Но поскольку это решение уже принято, а принято оно на 50 лет с пролонгацией, я думаю, что сейчас возвращаться к нему и пересматривать его не стоит.

Правильно ли я вас понимаю, что для России получается было дешевле платить сейчас Абхазии, восстанавливая экономику и защищая южные рубежи, чем как-то договариваться с Грузией?

Не могу сказать, но нынешняя ситуация полностью отвечает интересам РФ.

Сегодня во время круглого стола прозвучала такая мысль, что Абхазия может повернуться в сторону Грузии. Да и раньше эксперты говорили, что у Абхазии проблемы с Саакашвили. а не с Грузией. На ваш взгляд, возможен ли поворот Сухуми от Москвы в сторону Тбилиси?

В ближайшем будущем это невозможно. Мы находимся в состоянии войны с грузинским государством, потому что нет мирного соглашения — Грузия отказывается его подписывать.

Грузия не оставляет планов опять распространить свою юрисдикцию на территорию Абхазии, Грузия не признает независимого абхазского государства и Грузия не осудила военные действия против Абхазии, которые она начала в 92 году. Все эти обстоятельства никак не могут привести к улучшению отношений между Абхазией и Грузией.

Какие ожидания абхазы связывают с новой грузинской властью?

Никаких. Абсолютно ничего не меняется для нас в этом смысле, риторика только меняется у власти. Если у Саакашвили она была более агрессивная, у нынешних властей она менее агрессивная. Понятно, что нашу безопасность обеспечивает только присутствие российских войск. Если бы их не было, Грузия бы ни одного дня не ждала и напала бы на нас.

Но дело даже не в этом, а в том, что нынешние грузинские власти проводят ту же политику, что проводило прежнее руководство — непризнание Абхазии, политика распространения своей юрисдикции на территорию Абхазии и так далее.

Мы этого принять не можем. Народ Абхазии 20 лет назад выиграл в кровавой войне, провел референдум и выбрал путь на построение независимого государства. Этот путь выстрадан абхазским народом, мы с него не свернем.

Я недавно была в Абхазии, и ситуация там не из лучших. Складывается впечатление, что молодежи нечем себя занять и негде применить. Иными словами, растет поколение фактически бездельников. Абхазии через какое-то время не на кого будет положиться, как с этим борются?

Я с вами не соглашусь. В Абхазии прекрасная молодежь, но есть разные люди, естественно. Но мне посчастливилось — я часто имею дело с молодежью, как в Абхазии, так и за ее пределами. И могу сказать, что люди растут нормальные, патриотичные, образованные, а что касается внутренних экономических трудностей — безусловно, они есть. Но это вопрос к правительству Абхазии, которое должно финансировать реформы. Мы об этом очень много говорим сегодня в в обществе. Я думаю, что очень скоро эти реформы начнутся.

А почему раньше реформ не было? Все-таки прошло много времени.

Честно говоря, я не могу ответить на этот вопрос, я не знаю. Я ждал от нынешнего президента Абхазии и его команды, что они начнут эти реформы, поскольку они именно на обещании этих реформ пришли к власти, но прошло два года и, к сожалению, практически ничего не меняется. И более того, уже даже не обещается.

Вот последнее послание президента нашему парламенту, которое состоялось три дня назад. В нем президент считает ситуацию нормальной, благополучной, и он не считает нужным, как он заявляет, что-либо менять.

Здесь мы расходимся с ним. Я считаю, что изменения назрели. Управленческая система, которая существует в Абхазии сегодня, она существует уже около 30 лет, с того времени уже много эпох сменилось – начиная с кончины СССР, кончая блокадной Абхазией. Мы три эпохи прожили, а управленческая система осталась прежней. Естественно, ее надо менять, но к сожалению, пока этого не происходит. Но есть надежда на то, что ситуация будет меняться.

Как вы оцениваете тот факт, что именно Сурков был поставлен со стороны России на управление Абхазией и Южной Осетией?

Ситуация с кураторами постоянно меняется и, честно говоря, я не очень понимаю, зачем это делается. Если первое время я пытался понять, потом просто перестал следить.

Фигура Суркова привлекла внимание только потому, что сам Сурков действительно значимая фигура. Но мне кажется, что и он не задержится на этой должности. Это некое промежуточное звено для его дальнейшей карьеры. Мне так кажется.

По большому счету, я не вижу в этом большого смысла, потому что есть соответствующие министерства, через которые идет финансирование Абхазии в рамках комплексного плана развития Абхазии. И мне кажется, этих структур было бы вполне достаточно, чтобы они отслеживали эффективность использования российских средств в Абхазии.

В Абхазии в последнее время происходила череда не самых приятных событий. Взять к примеру убийство работника российского посольства. Может, от Суркова Кремль ждет каких-то конкретных решений? В частности, недавно Владислав Юрьевич достаточно скептически оценил перспективы Южной Осетии войти в состав ТС в ближайшее время.

В Южной Осетии есть значительные группы людей, которые ставят вопрос о воссоединении осетинского народа в одну республику. В Абхазии проблема стоит несколько иначе, мы провозгласили независимое государство и идем по этому пути. У нас абсолютно ясная, четкая позиция, которая поддержана Россией, признавшей независимость Абхазии.

В абхазской общественности поднимается вопрос о вхождении в Таможенный Союз?

Абхазия, наверное, хотела бы вступить, но есть ряд проблем. Для того, чтобы вступить в Таможенный Союз нужно быть признанным всеми странами-участниками этого союза.

Южной Осетии это обстоятельство не мешает развивать интеграционную риторику. На самом деле, есть масса других вариантов, чтобы не быть официальным членом Таможенного Союза и, тем не менее, быть полноправным его участником. По большому счету именно по этому пути пошла Абхазия.

Например, последнее соглашение, которое заключено с РФ, оно определяет беспошлинную торговлю между Абхазией и Россией, собственно говоря, это и означает участие в Таможенном Союзе.

Беседовала Надана Фридрихсон

Размещено: Беслан Кобахия
Источник: http://kavpolit.com